Вторник , 1 декабря 2020
Главная / Все статьи / Сахалин учится жить в госдолг

Сахалин учится жить в госдолг

В правительстве Сахалинской области состоялись публичные слушания о формировании регионального бюджета, который со следующего года станет дефицитным. Забывший за шесть лет о самом понятии «госдолг» островной регион рассчитывает за три года привлечь межбюджетные и банковские займы более чем на 93 млрд руб. Предложенные депутатами меры по сокращению затрат на содержание органов исполнительной власти и подведомственные правительству области учреждения пока исполнительной властью отвергаются — администрация рассчитывает сохранить команды, которые должны обеспечить ускоренное развитие региона.

Сахалинская область, один из двух российских регионов без госдолга (второй — Севастополь), планирует начать 2021 год с масштабных заимствований. Это стало известно по итогам прошедших в регионе в режиме онлайн публичных слушаний. По словам председателя правительства Алексея Белика, уже в январе властям придется привлекать межбюджетный заем в 8,5 млрд руб., он потребуется для покрытия кассового разрыва и финансирования текущих обязательств региона. Всего за три года, как следует из внесенного в областную думу проекта бюджета, власти планируют занять более 93 млрд руб., что сопоставимо с годовым объемом собственных доходов области: 108 млрд руб. в 2021 году, 91,1 млрд руб. в 2022 году и 86,2 млрд руб. в 2023 году.

Профицитный регион (доходы бюджета в 2020 году составляли более 178 млрд руб. при населении менее 500 тыс. человек), в котором еще два года назад всерьез опасались, что часть средств бюджета могут так или иначе перераспределить на нужды менее обеспеченных соседей по ДФО, превращается в должника на фоне пандемии коронавируса и кризиса на нефтяных рынках.

Экономика субъекта зависит от добычи нефти и газа.

В последние годы 60–65% доходов казны обеспечивали шельфовые проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2», реализуемые с помощью соглашений о разделе продукции. В этом году на фоне соглашения ОПЕК+ и падения цен на углеводороды их операторы Exxon Neftegas Limited и Sakhalin Energy сократили добычу на 5,4%, а также запланировали сокращения еще на 12% в 2021 году, на 11,4% — в 2022-м и еще на 2,6% — в 2023 году. За три года, таким образом, падение превысит 26%, соответственно упадет и финансовая отдача.

По словам Алексея Белика, бюджет, несмотря на падение доходов, удалось сделать сбалансированным и социально ориентированным. «На 2021–2023 годы мы сформировали долговую политику, которая позволит вести сбалансированную политику по возврату заемных средств. Пандемия — это временного характера составляющая, и доходы так или иначе будут восстанавливаться»,— говорит председатель правительства региона. Он добавил, что область постарается привлекать дешевые межбюджетные кредиты по линии Минфина, но не исключил, что придется пользоваться также и услугами коммерческих банков. «Надо сказать, тот бюджет, который сейчас представлен,— это ответ на вызов, который дает жизнь. Готовы ли мы к нему? Я думаю, готовы.

Наша главная задача — сохранить социальные программы. Мы исходим из того, что события будут происходить временно. Фактически вот эти три года нам нужно будет пережить в особых условиях»,— пояснил губернатор области Валерий Лимаренко.

Сахалинская область вышла в ряд наиболее обеспеченных регионов страны в 2013–2014 годах. Тогда в областной бюджет начали поступать средства от двух нефтегазовых проектов, реализуемых консорциумами иностранных компаний и российских «Газпрома» и «Роснефти». Благодаря особому налоговому режиму средства от продажи нефти и газа зачислялись напрямую в региональную казну, минуя федеральный центр. При этом от местных властей не требовалось для наполнения бюджета практически никаких усилий — все бизнес-процессы в «Сахалинах» были отлажены, поставки углеводородов расписаны на месяцы вперед и практически не зависели от региональных властей.

Доходы от шельфа позволили Сахалинской области в 2014 году полностью рассчитаться с долгами перед коммерческими банками и закрыть межбюджетные кредиты. Тогда впервые с советского времени бюджет региона стал бездефицитным. В 2015 году объем доходов казны составил рекордные 204 млрд руб.— их просто не успевали тратить. Большой объем собственных средств позволил Сахалинской области, которой тогда руководил осужденный за взятки в 2017 году Александр Хорошавин, создать резервный фонд в 50 млрд руб. Позднее эти деньги оказались в уставном капитале «Корпорации развития Сахалинской области» — по сути, инвестбанка, на льготных условиях поддерживавшего приоритетные для региона проекты.

В течение шести лет доходы позволяли области без особой поддержки от федеральных властей субсидировать пассажирские авиаперевозки, платить подъемные и приобретать квартиры врачам, с дефицитом которых борется уже третий губернатор, строить аквапарк и крупные спортивные объекты, проводить международный кинофестиваль «Край света», самостоятельно финансировать строительство нового аэропорта. Более того, область практически полностью оплачивала формально федеральную программу развития Курильских островов и приобретала здания для размещения федеральных силовых органов — Следственного комитета, который до этого ютился в полуразрушенных строениях в промзоне на севере города, и Росгвардии, которой отдали бывшее здание банка предпринимателя Николая Крана.

Финансовую самостоятельность региональной власти в 2017 году подкосило перераспределение доходов от «Сахалина-2» в пользу федерального бюджета — в Москву пошло 75%, а на островах оставалась только четверть. До этого пропорция была обратной. Но даже после этого в казне было достаточно средств, чтобы финансировать большинство обязательств и проектов без привлечения федеральных субсидий и субвенций.

Господин Белик признался, что в ближайшие годы в области не ожидают возврата доходов на прежний уровень: по прогнозам на пять лет, объемы добычи нефти и газа будут только снижаться, а значит, даже рост цены углеводородов не позволит компенсировать затраты. Из-за этого власти постараются ускорить диверсификацию экономики — заняться реализацией проектов, не связанных с нефтегазовой отраслью.

Основной упор администрация Валерия Лимаренко делает на логистику (создание транспортного хаба на базе порта Корсакова), IT и локализацию на острове сервисных предприятий, задействованных в освоении шельфа.

Кроме того, в область будут привлекать большие объемы федеральной поддержки — с 2021 года регион передает Росавтодору главную и наиболее затратную в плане содержания трассу Южно-Сахалинск—Оха (протяженность более 850 км, на нее тратили около 3,5 млрд руб. в год). В 2022 году власти надеются согласовать создание дальневосточной авиакомпании, через которую можно будет финансировать доступные билеты по региону и в соседние субъекты, а сейчас ведут переговоры с «Фондом содействия реформированию ЖКХ», чтобы передать организации максимум затрат на переселение ветхого жилья. Идет и урезание необязательных расходов — например, в ноябре область отказалась от субсидирования компании «Аэрофлот» (порядка 2,5 млрд руб. в год), которая в 2018 году отказалась летать на остров без поддержки от региона.

Еще в октябре депутаты областной думы Игорь Осипенко и Игорь Янчук обратились к господину Лимаренко с предложением кардинально сократить затраты на содержание органов исполнительной власти и подведомственные правительству учреждения. Но пока этот путь не рассматривается как приоритетный — в области надеются, что падение цены на нефть и доходов не будет слишком долгим и сокращать чиновников, собранных в созданные под программы прорывного регионального развития ведомства, все-таки не придется.

Источник: kommersant.ru

Смотрите также

Эксперт оценил вероятность выхода ОАЭ из сделки ОПЕК+

Читать 1prime.ru в МОСКВА, 28 ноя — ПРАЙМ. Новости о возможности выхода ОАЭ из сделки ОПЕК+ пока представляют …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *